ВВЕДЕНИЕ

ПАЛЕОЛИТ

  История изучения
  палеолитических
  памятников Поволжья

  Первоначальное
  заселение Поволжья.
  Средний палеолит

  Верхний палеолит

  Заключение

МЕЗОЛИТ

  Мезолитические
  памятники Самарского
  края и история их
  изучения

  Мезолитические
  культуры Среднего
  Поволжья

  Заключение

НЕОЛИТ

  История изучения
  неолита лесостепного
  Волго-Уральского
  междуречья

  Ранний неолит
  Елшанская культура

  Средневолжская
  культура

ЭНЕОЛИТ

  Ранний энеолит
  Самарская культура

  Развитый энеолит

  Поздний энеолит

ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ
ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО
РЕГИОНА ЭПОХИ
НЕОЛИТА-ЭНЕОЛИТА

МЕЗОЛИТ

МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ САМАРСКОГО КРАЯ И ИСТОРИЯ ИХ ИЗУЧЕНИЯ

     Самарская область располагается на юге Средневолжского региона, поэтому проблемы, связанные с изучением мезолита всего региона и обозначенные выше, имеют место и в данном случае. Количество известных к настоящему времени мезолитических памятников на юге Средневолжского региона невелико. В общих чертах они характеризуются редким расположением, малочисленностыо инвентаря и культурной неопределенностью (рис.6). Первые мезолитические памятники в Самарской губернии были открыты еще в довоенные годы. Начало изучения истории мезолита Самарского края связано со сборами А. Миллера в 1907 году. И непрофессиональными раскопками, произведенными Ф.Т. Яковлевым в 1914 году на дюнах близ села Марычевка на реке Самаре (Васильев И.Б., 1976. С. 97). Никакой документации об этих раскопках не сохранилось, за исключением небольшой коллекции кремневых предметов. Ф.Т. Яковлевым было собрано около 60 кремневых предметов, большую часть которых составляли грубые пластины из некачественного кремня. Немногочисленный инвентарь, собранный, видимо, в различных частях дюны не позволил сделать какие-либо определения культурного характера. Подобного рода находки не являлись редкостью в России и не привлекли к себе внимание специалистов-археологов.
     Дальнейшие исследования на памятнике в урочище Захар-Калма осуществлялись сначала профессором П.А. Преображенским в 1920 году, а затем В.В. Гольмстен и ее учениками - слушателями археолого-этнографических курсов. В результате проведенной экспедиции удалось пополнить коллекцию каменных предметов 275 находками, заметную часть которых составляли мелкие пластины и отщепы. Определенно можно было говорить о микролитичности изделий, собранных экспедицией П.А. Преображенского - В.В. Гольмстен.
     В Самарском краеведческом музее хранится еще одна коллекция кремневых изделий, собранная также в 1920 году при повторном обследовании дюн Захар-Калма. Столь необычный интерес к памятнику был вызван тем, что помимо каменных орудий на песчаной поверхности дюн можно было найти предметы, относящиеся к разным археологическим эпохам: фрагменты керамической посуды, бронзовые и железные изделия. Новая экспедиция, не ограничившись, сборами с поверхности памятника, произвела небольшие, но квалифицированные раскопки. Различные способы исследования памятника показали, что его культурный слой насыщен слабо, а основная масса находок концентрируется на поверхности. К тому же кремневые находки из слоя отличались от находок, собранных на поверхности, более крупными размерами, техникой обработки и качеством исходного сырья. При раскопках было получено 22 каменных изделия, из них только два экземпляра с вторичной обработкой. Кремневые предметы, собранные на поверхности представлены 250 пластинами, отщепами и кусками необработанного сырья, причем пластины как разновидность сколов в данной коллекции абсолютно преобладают. Для изготовления орудий также использовались преимущественно пластины и пластинчатые сколы. Из них изготовлены скребки, наконечники дротиков и стрел (Васильев И.Б., 1976. С. 98).
     Таким образом, впервые появилась возможность дать конкретную характеристику кремневому инвентарю памятника и определить его как микролитический. Ввиду неразработанного понятия "мезолит" в отечественной археологической науке, вопрос о принадлежности данного комплекса к мезолитической эпохе не был поставлен. В 20 гг. такое понятие еще не пользовалось популярностью в научных кругах России; отсутствовали критерии, по которым тот или иной памятник мог бы занять свое место в периодизации древностей каменного века. Тем не менее, благодаря имеющимся сведениям архивного характера и кратким публикациям тех лет можно установить, каким образом оценивалась, культурно-хронологическая принадлежность самарских стоянок. Общепринятая для Российской археологии система оценки памятников заключалась в том, что пластинчатые бескерамические комплексы рассматривались как "азилоидные" или "раннетарденуазские". В публикациях 20 гг. нередко можно было встретить иноязычные названия каменных орудий: "типа Гратбейль", "типа Робенгауз", "типа Шпальтер" (Сибилев Н.В., 1927. C. 16). То есть время существования памятников оценивались согласно системе европейской и, в частности, французской или немецкой периодизации. Таким образом, памятники, открытые на реке Самаре, были отнесены к геологической современности и оценивались как послепалеолитические.
     К сожалению, большая часть материалов, собранных в 20 гг., к настоящему времени не сохранилась или плохо документирована, что не позволяет рассматривать их в качестве надежных источников. Большая площадь дюн в урочище Захар-Калма и наличие нескольких скоплений археологического материала, местами перекрывающих друг друга, до настоящего времени являются препятствием для объективного разделения комплексов находок и их культурной привязки. Коллекции, полученные в 20 гг., подробно проанализированы и опубликованы, что избавляет нас от необходимости уделять этим материалам более пристальное внимание (Васильев И.Б., 1976. С. 97-112).
     Благодаря разведочной деятельности В.В. Гольмстен и ее учеников, помимо памятников в бассейне реки Самары стало известно местонахождение Монастырский Хутор. Стоянка располагается в черте города Самары, на правом берегу р. Самары недалеко от места ее впадения в р. Волгу. Точное место расположения стоянки неизвестно, так как не сохранилось никакой документации по памятнику. В.В. Гольмстен была собрана небольшая, но интересная коллекция каменных изделий. В настоящее время она состоит из 50 предметов. По цвету и качеству сырья ее можно разделить примерно на две равные части. К первой части коллекции можно отнести пластины из окремнелого известняка. Вторая часть состоит из кремневых изделий желтовато-красного оттенка. Следует заметить, что параметрические характеристики обеих групп совпадают: все пластины имеют длину примерно 2,5-4,0 см при ширине 1,2-1,6 см. Пластин насчитывается 36 экземпляров. К отщепам можно отнести только три предмета. Одно изделие является краевым сколом, треугольным в сечении. К орудиям относятся пластины с ретушью, служившие, очевидно, вкладышами, и четыре пластины с резцовыми сколами - тоже вкладыши. Заметное явление в инвентаре стоянки составляют пластины, обработанные притупляющей крутой ретушью (рис.7, 2-3).      Новый этап в изучении мезолита Самарского Поволжья приходится на рубеж 60-70 годов. Он совпадает с периодом становления археологической школы в Самаре. В это время были предприняты разведочные обследования территории области, которые позволили увеличить источниковедческую базу памятников каменного века. В начале 70 гг. были повторно обследованы уже известные и открыты новые памятники, содержавшие микролитический и пластинчатый инвентарь. В среднем течении реки Самары стали известны стоянки Нур, Коноваловка, Немчанка. В низовьях реки Сок была открыта стоянка Белозерка. Кроме течения реки Самары, была обследована надпойменная терраса Самарской Луки в районе сел Подгоры, Шелехметь, Рождествено, Выползово. В результате обнаружено несколько памятников, заслуживающих внимания.
     Новое обследование дюнной гряды в урочище Захар-Калма предприняли М.Г. Косменко, И.Б. Васильев и Г.И. Матвеева. В результате была получена еще одна коллекция каменных предметов - около 240 экз. Полученный инвентарь оказался неоднороден по сырьевым характеристикам. Каменные орудия отличались небольшими размерами. Преобладали куски кремня и отщепы - около 145 экземпляров. Пластинчатых изделий было найдено меньшее количество - около 90 единиц. Скалывание пластин осуществлялось с правильных призматических и конических нуклеусов. Найден также один экземпляр карандашевидного нуклеуса. Найденные нуклеусы свидетельствуют об определенной технике раскалывания, которая характерна для данного памятника. Все найденные орудия изготовлены из пластин. Типологический набор коллекции 1970 года в целом повторяет список типов, полученных в 20 годах. Ведущей категорией орудий являются скребки, их найдено девять экземпляров.
     Наконечников стрел и дротиков найдено шесть экземпляров. Один из них из числа кельтеминарских древностей. Орудий с выемками известно четыре эккземпляра. Единичными предметами являются резцы, пластины с ретушью, проколка (рис.8).
     Коллекция, полученная в 1970 году, невыразительна, в ней отсутствуют такие типы изделий, которые бы способствовали культурному определению полученного инвентаря или указывали бы на его хронологическое положение. М.Г.Косменко предположил наличие на памятнике двух основных скоплений каменных орудий: эпохи мезолита и эпохи неолита. Однако у нас полной уверенности в этом нет.
     Своеобразный памятник на Самарской Луке был обнаружен М.Г. Косменко и И.Б. Васильевым - II Рождественская стоянка. На стоянке собрана небольшая коллекция кремневых предметов. Преобладает темно-серый, крапчатый кремень высокого качества, редко встречающийся на левобережье реки Волги. Отдельные пластины и отщепы изготовлены из кремня черного цвета, также не характерного для остальной части Самарского Заволжья. В коллекции имеется 54 орудия, большую часть которых составляют скребки. Из 34 скребков только 11 сделаны из отщепов, остальные представлены пластинчатыми формами. Среди отщеповых скребков преобладают концевые формы, причем имеются их вариации. У двух скребков кроме лезвия ретушированы еще и края, два скребка, выполненные на отщепах неправильных очертаний, дополнительно оббиты так, что имеют овальную форму. Все отщеповые скребки - с сильно изношенными лезвиями, иногда до видимого лощения рабочего края. Пластинчатые скребки представлены преимущественно концевыми типами. Как и на отщеповых скребках, лезвия пластинчатых изделий аномально утилизированы. Кроме концевых скребков в коллекции стоянки имеются пластинчатые боковые скребки, то есть такие орудия, скребковое лезвие которых располагается не на конце заготовки, а на краю пластины. Таких орудий насчитывается четыре экземпляра. Один скребок относится к типу концевой-боковой. Скребковая ретушь располагается на конце сломанной пластины и по одному ее краю. Небольшой серией представлены ретушированные пластины, служившие, очевидно, вкладышами. Особого внимания заслуживают три микролита. У двух из них крутой, притупляющей ретушью обработан один край примерно до середины пластины, а у третьего такой же ретушью образован скошенный край. Последнее изделие напоминает острие, однако, угол скоса слишком мал.
     Коллекцию орудий дополняют предметы с резцовыми сколами. Ведущее место принадлежит изделиям типа угловой резец с одним сколом. Еще один резец оформлен как ретушной, его площадка образована крутой ретушью. Последний экземпляр резца может быть охарактеризован как срединный.
     Описанный инвентарь выделяется на фоне других коллекций в Самарском Поволжье как своим необычным сырьем, так и типологическим составом.
     Ввиду единичности этой коллекции, она не может быть сопоставлена ни с каким из известных памятников мезолита или неолита. Своеобразие инвентаря II Рождественской стоянки столь существенно, что его сравнение с каким-либо из известных комплексов представляется некорректным. Наличие таких типов орудий как ретушной и срединный резцы, микролитов с притупленным краем, скребков с выступом на лезвии позволяет уверенно относить данный комплекс к мезолиту. Неясной остается культурная принадлежность коллекции.
     Еще одним новым и крайне интересным памятником является стоянка Нур. Она располагается на невысокой дюне в 200 м к югу от поселка Нур Волжского района, на левом берегу реки Самары. Стоянка обнаружена Г. И. Матвеевой в 1970 году. С поверхности дюны было собрано небольшое количество кремневых изделий. Коллекция незначительно пополнялась в последующие годы при повторных обследованиях дюны. В настоящее время коллекция насчитывает 446 единиц кремневых изделий, 58 из которых имеют следы вторичной обработки. В отличие от кремневого инвентаря стоянок Захар-Калма, инвентарь Нурской стоянки по качеству представляет собой единый, за небольшим исключением, комплекс. В инвентаре Нурской стоянки мало изделий из окремнелого известняка, преобладает хороший желвачный и меловой кремень желтовато-серого, черного и светло-серого цветов.
     В коллекции присутствуют два нуклеуса, 110 пластин, 148 отщепов, один продольный скол с нуклеуса, один краевой скол с нуклеуса, 21 пластинчатый отщеп, треугольные в сечении сколы с нуклеусов, несколько ребристых пластины, 91 неопределимый осколок и девять расколотых и целых гальки. Нуклеусы стоянки не отличаются совершенством формы. Оба они представляют собой при мер начальной стадии расщепления (рис.9, 1).
     Орудия представлены обычным набором: различные сколы с ретушированными или утилизированными краями (рис.9, 2-7), пластины с ретушью, служившие вкладышами, пластины с резцовыми и псевдорезцовыми сколами, понимаемые как резцы (рис.9, 9-14) и немногочисленные скребки (рис. 10, 1-7). Все указанные категории орудий изготовлены из небольших, правильных пластин. Кроме таких, микролитических по облику орудий, в коллекции имеются орудия, изготовленные из более крупных заготовок. Это пять скребковидных орудий из расколотых галек, массивный скол с выемкой, орудия рубящего тина и очень крупная, не вписывающаяся в контекст коллекции патинизированная пластина из мелового кремня (рис.10). Единичны изделия, обработанные крутой ретушью или имеющие обработанный конец. Весьма необычно выглядят двусторонне обработанные наконечники стрел (рис.10, 10) и небольшой микролит в форме трапеции или неправильного сегмента (рис.9, 8). Данные орудия, несомненно, составляют отдельный компонент в материалах Нурской стоянки, который можно связывать с более поздними эпохами.
     В 80 гг. проводилось повторное обследование памятника Воскресенка.
     Впервые стоянку обнаружила В.В. Гольмстен, но к настоящему времени никакой документации не сохранилось, и попытки обнаружить культурный слой в настоящее время не приводят к успеху. Памятник находится в Волжском районе Самарской области, рядом с деревней Воскресенка на краю большого оврага, выходящего устьем в волжскую пойму. В настоящее время коллекция насчитывает 20 изделий, шесть из которых составляют орудия. Весь кремень довольно невысокого качества, известковый, розоватых оттенков. Инвентарь состоит из девяти пластин, двух нуклеусов, продольного скола с нуклеуса, обломка кварцитового предмета неясного назначения, одного отщепа.
     Орудия представлены скребками, резцом, вкладышем и проколкой. Скребки концевые на пластинах правильной огранки, с полукруглыми, чуть неровными лезвиями. Два скребка отретушированы по краям противолежащей притупляющей ретушью. Резец - углового типа и ничем не примечателен. Вкладыш ретуширован с двух краев, причем один его край притуплен крутой ретушью. Проколка обработана крупнофасеточной пологой ретушью, сформировавшей слабо выделенное острие (рис. 7, 10-16).
     Также в 80 гг. А.А. Выборновым была обнаружена Белозерская стоянка рядом с селом Белозерки Красноярского района Куйбышевской области. Памятник располагается в пределах поймы р. Сок, на ее левом берегу и занимает невысокую распаханную дюну. Здесь А.А. Выборновым собран подъемный материал, включая пластины, отщепы, орудия из них. Коллекция почти полностью состоит из мелких правильных пластин, большая часть которых не имеет никакой обработки. Отщепы представлены минимальным количеством экземпляров. Совсем отсутствуют нуклеусы и сколы, связанные с подготовкой к расщеплению. Обращает на себя внимание сырье, из которого изготовлены данные изделия. Это известковый грязно-белый кремень с черными пятнами, которые возникли как результат развития культуры микроводорослей или грибков в полостях известняка, Данное сырье весьма характерно для памятников с невыраженными или распаханными культурными слоями приустьевой части р. Сок. Выше по течению реки, по мере удаления от устья данное сырье встречается реже.
     Вторично обработанный кремень представлен нерегулярно ретушированными пластинами, на которых ретушь возникла в результате утилизации. Также из пластин изготовлены немногочисленные резцы или вкладыши с псевдорезцовыми сколами утилизации и единичные концевые скребки (рис.11, 1-11). Немногочисленный и невыразительный инвентарь не позволяет однозначно оценивать полученную коллекцию.
     В 1985 году П.Ф. Кузнецовым была открыта стоянка Городцовская, расположенная также в Красноярском районе Самарской области недалеко от места слияния рек Сок и Кондурча (Ластовский А.А., 1985. С.10). Стоянка располагается на небольшой дюне на берегу пересохшей старицы. Территория стоянки в настоящее время распахивается и культурный слой, по-видимому, полностыо уничтожен распашкой. На пашне собраны немногочисленные кремневые предметы: отщепы, пластины и аморфные сколы. В центре распространения подъемного материала был заложен небольшой раскоп площадью 32 КВ.м, который показал, что культуровмещающая почва имеет мощность не более 40 см и перепахана. Редкие находки расщепленного кремня залегали в почве во взвешенном состоянии. В результате раскопок коллекция пополнилась пластинами, отщепами. Техника расщепления не устанавливается, так как не обнаружены нуклеусы. Преобладают узкие пластины и мелкие отщепы. Всего найдено 32 экз. кремневых предметов, из них 1О экз. имеют незначительную обработку в виде ретуши, ретуши утилизации, резцовых сколов (рис.11, 12-19). Культурную принадлежность памятника установить сложно ввиду малочисленности находок.
     На юго-востоке региона, на границе Самарской и Оренбургской областей известен памятник Бугуруслан, находящийся в черте города Бугуруслан. С поверхности памятника местными жителями собрано и передано в городской краеведческий музей небольшое количество кремневых предметов, включая нуклеусы, сколы с них и орудия. Кремневый инвентарь отличается своеобразием по сравнению с инвентарем, рассмотренным выше. Расщеплению подвергались как массивные нуклеусы для крупных пластин, так и мелкие ядрища для правильных узких пластинок (рис.12, 1-2). Полученные пластинчатые сколы ретушировались или крутой (рис.12, 5), или пологой ретушью (рис.12, 4,10). Среди пластин с пологой ретушью известно одно крупное орудие, служившее ножом, судя по интенсивной пологой краевой ретуши. В употреблении обитателей стоянки были угловые резцы на мелких пластинах, являвшиеся, видимо, вкладышами (рис.12, 11-12). В целом, инвентарь памятника, прежде всего пластины, более крупный, чем инвентарь стоянок рек Самары или Сока. Серия отщепов невелика и не обладает выраженным своеобразием.
     Обращает на себя внимание, что коллекции вышеуказанных памятников представлены сборами и нередко содержат разновременные материалы. В условиях слабой изученности и при отсутствии периодизации для мезолита Среднего Поволжья и Приуралья неизбежны были искаженные оценки культурных комплексов. Существенно, что пластинчатые комплексы принято было рассматривать как мезолитические, а общий микролитизм как специфический признак, характеризующий культуры более южных "понто-каспийских" территорий (Бадер О.Н., 1966. С. 205; Косменко М.Г., 1972. C. l3). Начавшееся в 70 годы накопление информации о мезолите большого региона, включающего Приуралье и Нижнее Поволжье, позволило скорректировать культурные определения и наметить более подробную периодизацию и культурное членение мезолитических древностей в указанном регионе. Стало ясно, что ранний неолит Поволжья и Приуралья, включая Самарскую область, также характеризуется наличием пластинчатых микролитических комплексов. Это привело к необходимости более осторожно оценивать ранее накопленные сведения о мезолите. Стало еще очевиднее, что определение культурной принадлежности и времени существования памятников должно осуществляться не за счет количественного роста разрозненных фактов и признаков, а в результате выявления их специфики путем стационарных полевых исследований.
     Такая возможность представилась с открытием новых мезолитических и неолитических памятников на реках Самаре и Сок: Виловатое, Красный Яр I, Нижняя Сызрань, Чекалино II, Красный Городок. Стало ясно, что мезолитическая эпоха в Самарском Заволжье завершается сложением ранненеолитических памятников елшанского типа. Переход к неолиту происходит сравнительно рано. Не исключено появление керамики на местной основе. Это указывает на самостоятельность развития мезолитической культуры в лесостепном Поволжье относительно не только соседних территорий, но и более южных регионов. С другой стороны, хронологические рамки мезолита существенно сузились. Это заставляет по иному оценивать место и роль мезолитической эпохи в периодизации каменного века данной территории.
     Во второй половине 80-х и в 90-е годы основные работы по исследованию памятников каменного века развернулись в бассейне реки Сок. Несколько разведочных маршрутов было связано также и с другими районами. В результате было открыто и изучено несколько мезолитических памятников, материалы которых способствовали формированию более определенных представлений о мезолитической эпохе на юге Средневолжского региона.
     Замечательным открытием, сделанным Р.М. Ключниковой и Л.В.Кузнецовой, оказалась стоянка Нижняя Сызрань, расположенная в Приволжском районе Самарской области, на надпойменной террасе левого берега реки Волга напротив города Сызрань. Культурный слой памятника разрушен ветровой эрозией, но собранная коллекция по составу сырья и типологии изделий полностью соответствовала материалам, происхождение которых в настоящее время уверенно можно связывать с Прикаспийской низменностью. В коллекции представлены изделия только из матового светло-серого кремня, который на территории Средневолжского региона неизвестен, но является основным сырьем на памятниках жекалганской группы мезолитических памятников (Васильев И.Б., Выборнов А.А., Комаров А.М., 1991. С. 4). Помимо пластин и отщепов, в коллекции представлены несколько концевых скребков, ретушированные вкладыши и два вытянутых сегмента, один из которых - гелуанского типа, с двусторонней обработкой дуги. Наличие в инвентаре определенных сегментов является настолько диагностирующим признаком, что не оставляет сомнений в происхождении данного комплекса с юга - с территории Северного Прикаспия.
     Одним из перспективных для исследования памятников является стоянка Солонцовка. Она расположена в Красноярском районе Самарской области, вблизи села Нижняя Солонцовка, на левом берегу реки Сок. Стоянка занимает мысовую часть прируслового вала, отложившегося на стыке двух старичных проток. В шурфе под мощным слоем аллювиальных супесчаных отложений, в коричневом суглинке А.М. Комаровым, А.А. Ластовским и А.Е. Мамоновым 6ыли обнаружены кремневые предметы: пять мелких отщепав и шесть пластин.
     Более определенная информация получена при исследовании двух мезолитических памятников, Красный Яр I и Чекалина II, расположенных также в Красноярском районе Самарской области. Стоянка Красный Яр I находится рядом с районным центром - с. КрасныЙ Яр. Памятник исследовался в течение нескольких лет (Ластовский А.А., 1999. С. 3-22). За это время вскрытая площадь составила 754 кв.м, а количество находок - 956 экз. Значительная часть предметов, 270 экз., носит следы явного использования в качестве орудий и, что более характерно, имеют вторичную обработку в виде ретуши, об6ивки, или сколов специального назначения. Важной деталью является наличие характерного блеска на ряде кремневых предметов. Видимо, в какой-то момент коллекция была частично переотложена, и некоторое время находилась на поверхности или в близких по физическим характеристикам условиях. Отщепов в коллекции насчитывается 335 экз., пластин - 186 экз. Судя по найденным нуклеусам, преобладающей являлась техника призматического расщепления. Нуклеусы имеют типичную призматическую, призматическую уплощенную или подконическую форму (рис.13, 1). Большая часть орудий представлена пластинами с краевой ретушью - 72 экз. Заметную серию составляют пластины, пластинчатые, технологические сколы и отщепы с обработкой или следами утилизации на одном из концов (рис. 13, 2-4). Многочисленную группу составляют предметы с резцовыми сколами - 62 экз. В коллекции присутствуют угловые, немногочисленные двугранные и ретушные резцы (рис.13, 5-8). Доля пластин относительно невелика, а их размеры и внешний вид позволяют считать пластины заготовками для резцов. Группа скребков менее представительна, в ней насчитывается всего 22 экз., причем большинство скребков являются концевыми с различной формой лезвий (рис.13, 8-11). Имеется также несколько орудий, сочетающих несколько функций, например скребок-резец (рис.13, 14). Орудий типа перфораторов насчитывается шесть экз., но только один выполнен на отщепе. Острия оформлены крутой или полукрутой ретушью (рис.13, 12). Завершают коллекцию два рубящих орудия с двусторонней оббивкой, одно из которых асимметричное в плане (рис.13, 13).
     Еще одним информативным памятником является стоянка Чекалино II, расположенная в Сергиевском районе Самарской области, в пойме левого берега среднего течения реки Сок (Королев А.И., Ластовский А.А., Мамонов А.Е., 1997. С. 3-13). Памятник занимает участок мыса, образованного впадением в реку Сок реки Нижняя Орлянка. Необычно низкое расположение стоянки на высоте не более 2 м от уровня реки.
     Исследованная площадь (144 кв.м), позволила выявить скопление расщепленного кремня, залегающего в серо-оранжевом суглинке мощностью около 20 см. Кремневые предметы концентрировались вокруг очажного углубления диаметром около 90 см. В непосредственной близости от очага найдены также следы небольших столбиков, возможно, от навеса. Столбы располагались вокруг очага по окружности радиусом около 3,5 м. Судя по отсутствию следов более основательного сооружения, раскопом была исследована сезонная стоянка мезолитических охотников на лесные виды животных: лося, благородного оленя. Найдены также отдельные кости и зубы хищных животных: волка и неизвестного в настоящее время на юге Среднего Поволжья медведя. Интересно, что в мезолитическую эпоху в бассейне реки Сок водились более крупные особи медведей, чем те, которые известны сейчас в лесной зоне Восточной Европы.
     При исследовании памятника получена коллекция кремневых предметов численностью 1394 экз., из которых 151 экз. являются орудиями. Нуклеусы, найденные на памятнике, в значительной мере истощены. Экземпляры, сохранившие форму, могут быть охарактеризованы как одноплощадочные торцовые, призматические, уплощенно-торцовые или плоские (рис. 14, 1). Скалывание осуществлялось чаще с половины или с трех четвертей окружности, но никогда не производилось по всей окружности.
     Основную массу орудий составляют ретушированные пластины. Большая часть пластин имеет бессистемную и нерегулярную ретушь по одному, реже двум краям. Ретушь на концах пластин встречается крайне редко. Заслуживают внимания два микролита - микропластины с ретушированным концом (рис.14,2-3).
     Пластины с резцовыми сколами с учетом их формы и размеров могут быть разделены на собственно резцы и утилизированные вкладыши (рис.14, 4-5). Данные изделия объединяет наличие резцовых сколов, единичных или множественных, на углах пластин.
     Все скребки, изготовленные из пластин и отщепов, являются концевыми.
     Отщеповые скребки особенно заметны на фоне всего комплекса находок из нижнего слоя своими размерами и формой (рис.14, 9-10). Из отщепов изготовлены еще два скребка вытянутой формы, с зауженными ретушью основаниями. Лезвие одного из них выровнено плоским резцовым сколом. Пластинчатые скребки по форме лезвия можно разделить на несколько групп: с дуговидным правильным рабочим краем, с дуговидным неровным краем, со скошенным вправо или влево лезвиями (рис. 14, 6-7). Кроме того, некоторые пластинчатые скребки имеют незначительную подработку боковых краев со спинки или попеременно, которую в абсолютном большинстве случаев следует рассматривать как результат сработанности. Заслуживает внимания орудие, у которого выделен шип, смежный с лезвием. Рабочее лезвие оформлено отвесной ретушью, шип образован путем создания полукрутой ретушью мелкой выемки у рабочего края скребка.
     Нерабочие концы нескольких скребков обработаны сколами, что придает им вид угловых резцов, Возможно, такие сколы являются непреднамеренными. Тем не менее, мы отнесли эти орудия к группе комбинированных изделий (рис.14, 8). Еще одно, безусловно, комбинированное орудие - скребок-перфоратор (рис.14, 12). Лезвие скребка сильно скошено, противоположный конец пластины оформлен крутой ретушью, как симметричное острие. Еще один перфоратор представлен обломком, возможно, плечикового острия. Ретушь, формирующая рабочий конец орудия мелкофасеточная, но почти отвесная (рис.14, 11).
     Рубящие орудия представлены тремя изделиями, одно найдено целым, два - как обломки приостренного обушка и лезвия. Целое орудие изготовлено из конкреции зеленоватого кремня путем двусторонней обивки. Следы шлифовки отсутствуют. Изделие имеет треугольную в плане форму с приостренным обухом и широким лезвием (рис.14, 13). Такая форма рубящих орудий весьма характерна для широкого круга памятников и мезолитических культур Восточной Европы.
     Необходимо также упомянуть еще один мезолитический памятник с территории Самарского Поволжья. Стоянка Постников Овраг III известна несколько десятков лет, коллекция кремневых изделий достаточно полно опубликована (Кузнецова Л.В., Скупова Т.Ю., 1987. C. 11-13). Вместе с тем, памятник, видимо, недостаточно информативен для культурно-хронологических построений. Его материалы практически не упоминаются специалистами. В коллекции памятника содержатся преимущественно торцовые нуклеусы для снятия пластин, скребки и скребла из отщепов и единичные скребки из пластин. Формы резцов архаичны: двугранные, ретушные, угловые (рис.15).
     Мы перечислили все сколько-нибудь информативные памятники, расположенные на юге Среднего Поволжья, кратко охарактеризовали мезолитические коллекции этих памятников. Попытаемся определить, какое же место занимают указанные мезолитические комплексы на археологической карте Средневолжского региона. Для этого следует кратко напомнить о тех отдельных памятниках мезолита и мезолитических культурах, которые в настоящий момент известны как в регионе, так и на сопредельных территориях. Определенное единство в центральной части Среднего Поволжья составляют памятники усть-камской культуры, территория которой, как считается, распространялась до широты Самарской Луки. Другая отчетливая группа памятников выявлена в последние 20 лет на западе региона, на территории республики Марий Эл. На восточной и северной территории Средневолжского региона известны как целые культуры, так и отдельные памятники, составляющие, как представляется, отдельный технокомплекс, не связанный с усть-камской культурой, но по уровню развития пластинчатой техники сопоставимый с памятниками марийского мезолита. Последние могут являться результатом взаимодействия культур Урала с развитым пластинчатым инвентарем и культур Восточной Европы, не связанных происхождением с западными регионами.
     В составе технокомплекса известны культуры с повышенным или преобладающим содержанием пластин в инвентаре, такие, как романовско-ильмурзинская, камская, среднеуральская, т.е. культуры, расположенные в гористой местности. Для некоторых из них характерны комплексы скребков из отщепов. К этому же технокомплексу относятся, вероятно, и отдельные памятники, известные на территории Камско-Вятского междуречья: Баринка I и II, Степинцы II, Городищенская. Таким образом, карта мезолитических памятников региона отражает наличие нескольких образований, очевидно, соответствующих этническим или более общим единицам (рис.16).

© История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. - Изд. Сам. науч. центра РАН; 2000
Редакционная коллегия: Копытов П.С., Васильев И.Б., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н., Храмков Л.В.
Редакторы: Выборнов А.А., Колев Ю.И., Мамонов А.Е.
Хостинг предоставлен: Порталом "Археология России"